Заказать товар

Оставьте заказ и мы обязательно свяжемся с Вами!


refresh

Обратная связь

Оставьте заявку и мы с Вами обязательно свяжемся!


refresh

Позвоните мне!

Оставьте заявку и мы обязательно свяжемся с Вами!


refresh

О музее

Часы работы музея

До 14 июня 2020 года музей закрыт для посетителей.

Основная экспозиция (Большой Казачий пер., 7) и выставочный зал (Большой Казачий пер., 9) открыты
со вторника по субботу
с 11.00 до 17.00

Выходные дни: воскресенье, понедельник;
санитарный день - последний четверг каждого месяца.


Выставочный зал (ул. Подольская, 14) открыт
со понедельника по пятницу
с 11.00 до 17.00


Выходные дни: суббота, воскресенье;
санитарный день - последний четверг каждого месяца.


Экскурсии, мастер-классы и музейные занятия проводятся по предварительной записи по тел.:
8 (812) 407 52 20

 


 
 
 
 
 

"ЛЕНИНГРАДСКАЯ ЛЕТОПИСЬ" Алексея Пахомова

 

В 2005 году коллекция “Мемориального музея “Разночинный Петербург” пополнилась литографиями Алексея Пахомова, в том числе из серий “Ленинград в дни блокады” и “В нашем городе”. Художник создавал литографии с начала Великой Отечественной войны, с точностью воссоздавая трагические будни Ленинграда. Среди работ Алексей Пахомова особое место занимает тема возвращения города на мирные рельсы, когда все силы его жителей были направлены на восстановление народного хозяйства. Данная коллекция литографий является гордостью "Разночинного Петербурга", поскольку тема войны и блокады - одна из центральных в выставочной и просветительской деятельности музея.

 

 

АЛЕКСЕЙ ФЕДОРОВИЧ ПАХОМОВ родился в деревне Варламово Вологодской губернии 2 октября 1900 года. В 15 лет Алексей Пахомов поступил в Петрградское Центральное училище технического рисования, а затем продолжил свое обучение в Академии Художеств. Начав с живописных работ, он в конце 1930-х гг. предпочел живописи графику и получил известность как талантливый иллюстратор детских книг (произведений С.Я. Маршака, И.С. Тургенева, Н.А. Некрасова, С.В. Михалкова, В.В. Маяковского, Л.Н. Толстого) и журналов (”Чиж”, “Еж, “Костер”). 

Всю блокаду художник провел в Ленинграде и испытал на себе все ужасы этих страшных дней. Однажды снаряд пробил крышу, стену и пол его мастерской и разорвался двумя этажами ниже. События, происходившие в это время в городе, нашли отражение в работах А.Ф. Пахомова в наиболее монументальной форме, в проработанном эстампе большого формата. В 1941-1942 гг. Пахомов создал первые литографии серии “Ленинград в дни блокады”. После того, как эти листы были хорошо приняты зрителями и профессионалами, работа над “летописью” стала основным занятием Алексея Пахомова в блокадном Ленинграде. 

Как вспоминал художник, несмотря на разрешение властей, рисовать ему в городе было очень сложно: бдительные жители видели в каждом рисующем диверсанта или шпиона. Отчасти поэтому в блокадной серии было сделано мало набросков с натуры, Пахомов в основном наблюдал и запоминал. Многие эстампы создавались художником на основе представлений и расспросов очевидцев. Однако, как отмечал сам Пахомов, забота о достоверности, подлинности изображаемого была его первостепенной задачей. И действительно, он с документальной точностью изобразил трагические будни осажденного города: драматические сцены уличной жизни Ленинграда 1941-1944 гг., трудовые подвиги его населения, работы команд МПВО и т.д.

 

Алексей Пахомов рисует Василия Иванова. Из рассказа Н.С. Тихонова “Василий Васильевич”.
Литография "ДЛЯ ФРОНТА" (1943).


СЕРИЯ “В НАШЕМ ГОРОДЕ” (1944-1948 гг.)

Серия работ Пахомова “В нашем городе” посвящена восстановлению Лениграда, возвращению его на мирные рельсы.  Алексей Пахомов запечатлел в литографиях свои наблюдения и передал то, в чем ярко сказалось величие духа и стойкость ленинградцев, их мужество и беззаветная преданность Родине. Ряд листов этих серий по праву причисляются к лучшим произведениям отечественной станковой графики. 

 


После разгрома немецко-фашистских войск у берегов Невы, когда фронт отодвинулся на Запад, основным делом девушек из отрядов МПВО стала ликвидация разрушений, причиненных врагом. Поэтому Пахомов посвятил начальные листы серии самоотверженному труду дружинниц, освоивших профессии каменщиков, плотников, кровельщиков, штукатуров, монтеров, что было типично для военного Ленинграда, где женщины составляли подавляющую часть населения. Таким образом, работы художника стали своеобразной поэмой женщинам Ленинграда: военным, рабочим, бойцам МПВО, которые вынесли на своих плечах все тяготы ленинградской жизни. 

 



СКОРО СВЕТ. (ДЕВУШКА-МОНТЕР).
1944.


"Обаяние архитектурной красоты
нашего города особенно остро воспринималось в блокадные
и послеблокадные дни. В мирное
время шумное движение трамваев, разноцветных машин,
гудки и звонки, густые толпы
прохожих – все это отвлекало
внимание от архитектуры,
а в блокаду среди пустынных
улиц и площадей в безмолвной
тишине стояли как в музее
великолепные, гармоничные
в своих пропорциях и линиях
произведения архитектурного
искусства." 






 

"После снятия блокады наш город стал залечивать свои раны от снарядов и бомб, и этот труд лег прежде всего на плечи девушек МПВО. В блокаду эти девушки сдавали свою кровь для раненых, дежурили на крышах, тушили «зажигалки», выносили раненых, раскапывали рухнувшие от бомб дома, обходили квартиры, вынося мертвецов, отвозили в стационар ослабевших от голода, убирали снег на улицах. Их мы видели всюду, кажется, все в городе делалось их руками. Кончилась блокада – и девушки МПВО стали каменщиками, штукатурами, кровельщиками, плотниками, монтерами. Они убирали развалины, восстанавливали искалеченные войной здания, проверяли и проводили электропровода перед тем; как дать городу свет. И вот я, взявший на себя роль летописца Ленинграда, стал работать над серией «В нашем городе»".  

 




ДЕВУШКИ-ШТУКАТУРЫ. 1944

“Главным желанием,
вспоминал художник,

– было создать изобразительную
песню, поэму о старательных,
выносливых и скромных наших
девушках и о нашем не раз
воспетом во всех видах искусства прекрасном городе”.  







 

Художник не раз говорил о сопоставлении своих персонажей, в данном случае девушек МПВО, и классической красоты ленинградских пейзажей. "Во всех листах – и блокадных, и серии «В нашем городе» – сопоставление человека наших дней и архитектуры родного города доставляли мне истинное удовольствие. Ведь классическое искусство – это, прежде всего, уважительное отношение к человеку, гимн человеку, независимо от того, в костюм какого времени он одет". 

 




РАСКРЫТИЕ "МЕДНОГО ВСАДНИКА".
1945


"Это сопоставление классики и современного человека занимало
меня и в работе над эстампом
«Раскрытие Медного всадника».

После снятия блокады, будучи
в Москве, я неожиданно
представил себе, как будет
раскрываться «Медный всадник».







 

"Я представил себе изумительную по монументальной лепке голову Петра I, которой в свое время я восхищался в Русском музее (вблизи, крупным планом, в музее, она производит особо сильное впечатление), и рядом с головой Петра – наших девушек МПВО, которые, несомненно, будут трудиться и над раскрытием памятника. Я заранее радовался этому сопоставлению и не замедлил явиться с бумагой и карандашом, как только наступил момент раскрытия памятника, зашитого в первые же дни войны в двойной футляр из досок и засыпанного песком." 

 

Серию "В нашем городе" отличает лаконичность, узаваемость ленинградских, разрушенных войной видов. В своих литографиях художник дал правдивую картину послеблокадного, но еще военного города. Алексей Пахомов изобразил действительно пострадавшие от бомбежек места: например, дом на углу набережной Мойки и Невского проспекта (литография “На углу Мойки и Невского проспекта”), здание на углу проспекта Максима Горького (ныне Кронверкский проспект) и проспекта Добролюбова (литография “Каменщицы”).

 

Литографии "КАМЕНЩИЦЫ" (1944) и "НА УГЛУ МОЙКИ И НЕВСКОГО" (1944).

 

В самых разных сюжетах художник показывал и мирную жизнь, пришедшую в город. Здесь и солдат, вернувшийся из армии, в кругу семьи (литография “Снова дома”), и трогательная встреча фронтовичек (литография “Подруги”). 

 

 

     


     ПОСЛЕ ВОЙНЫ.

Плещет вода седая,

Тучи над ней как дым.
Сядем сюда, родная,
Вспомним и помолчим.

Ветер гудки доносит
С Выборгской Стороны.
Первая наша осень
После такой войны.

Небо в померкших звездах
Ряби рассветной дождь.
Как он хорош наш отдых
Только теперь поймешь!                                          

 Литография "ПОДРУГИ. БЕЛАЯ НОЧЬ" (1945).

 

"Я и решил после снятия блокады как бы поставить памятник девушке-бойцу МПВО и девушке-солдату, но у меня получался не памятник, а интимная картинка. А вот, когда я поместил своих девушек на фоне широкой Невы с просторным небом, а пьедесталом им изобразил разбитую снарядом каменную скамейку набережной, которая представляла собой и прекрасную ленинградскую архитектуру и одновременно напоминала о недавних обстрелах города, тогда тема моего рисунка зазвучала правильно, так как я этого хотел. Среда, окружение сделали этих простых девушек значительными, напомнили о том большом деле, которое они выполняли в тяжелые дни блокады". 

 




МЕТРО "НАРВСКИЕ ВОРОТА". 1947


"Просматривая теперь эстампы
той поры, я вновь переживаю то
время и свое тогдашнее стремление находить простые сцены, которые
выражали бы текущую, меняющуюся
жизнь нашего города.

В каждую композицию я старался
внести как можно меньше элементов,
но таких, чтобы они с предельной
полнотой выражали тему".



 

Восстановление Ленинграда входило в новую фазу. Девушки МПВО, мобилизованные ранее, были распущены, а их места заняли вернувшиеся из армии строители. 

 




В ЦЕХЕ. 1946

В работах художника стали
появляться новые сюжеты,
например, заводские сцены
("В цехе") и строительство
метро ("Станция
"Нарвские ворота").

"Просматривая теперь эстампы 
той поры, я вновь переживаю то 
время и свое тогдашнее стремление находить простые сцены, которые
выражали бы текущую, меняющуюся 
жизнь нашего города. 

В каждую композицию я старался 
внести как можно меньше элементов, 
но таких, чтобы они с предельной 
полнотой выражали тему".


 

"Однажды я ехал в трамвае и вдруг вижу на площадке только что побывавшего в бане, распаренного, чистенького воина-гвардейца, который время от времени подкручивал свои усы. Мне этот гвардеец необычайно понравился. Вот, думаю, образ, воплощающий собой окончание войны. Когда гвардеец вышел из трамвая, я машинально последовал за ним, еще не знал, что произойдет.

Потом он вдруг обернулся ко мне и говорит: «Что это вы на меня так смотрите?»

Мне не оставалось ничего другого, как сказать: «Я хочу вас нарисовать».

Он отвечает: «Можно, а сколько это будет стоить?»

Я говорю ему: «Наоборот, я заплачу вам, только вы у меня посидите».

Мы договорились, что на следующий же день он придет ко мне позировать". 

 




"До его прихода мне срочно надо
было обдумать, как и в какой
ситуации изобразить гвардейца,
чтобы через него выразить
окончание войны.
 И я придумал. 

Этот потомственный рабочий,
а он таковым в действительности
и был, а теперь вернувшийся
домой воин-победитель гуляет
как хозяин со своей семьей
по своему родному городу,
по своей Выборгской стороне. 

Так возникла композиция
«Снова дома»".                                                 




Литография "СНОВА ДОМА" (1946).

 

В 1991 году на здании № 14 по Каменноостровскому проспекту была установлена мемориальная доска:

“В этом доме с 935 по 1954 год жил и работал выдающийся русский художник Алексей Федорович Пахомов”.

 

Материал дополнен цитатами из книги "Пахомов А. Про свою работу". – Л., 1971.

Вверх