Заказать товар

Оставьте заказ и мы обязательно свяжемся с Вами!


refresh

Обратная связь

Оставьте заявку и мы с Вами обязательно свяжемся!


refresh

Позвоните мне!

Оставьте заявку и мы обязательно свяжемся с Вами!


refresh

О музее

Часы работы музея

До 20 июля 2020 года музей закрыт для посетителей.

Основная экспозиция (Большой Казачий пер., 7) и выставочный зал (Большой Казачий пер., 9) открыты
со вторника по субботу
с 11.00 до 17.00

Выходные дни: воскресенье, понедельник;
санитарный день - последний четверг каждого месяца.


Выставочный зал (ул. Подольская, 14) открыт
со понедельника по пятницу
с 11.00 до 17.00


Выходные дни: суббота, воскресенье;
санитарный день - последний четверг каждого месяца.


Экскурсии, мастер-классы и музейные занятия проводятся по предварительной записи по тел.:
8 (812) 407 52 20

 


 
 
 
 
 

Экспозиция музея «Разночинный Петербург» посвящена одному из старинных районов города, его "непарадной" части - Семенцам. Здесь в конце XIX века селились типичные петербургские обыватели, люди разных профессий, чинов и званий. Коллекция стекла из собрания музея также разнообразна - она отражает социальные изменения в жизни людей на рубеже XIX-XX веков, их привычки и особенности бытования. В 2018 году в музее прошла выставка «Похвала стеклу, или осколки времени». Одна из тем выставки - различные сферы жизни разночинцев сквозь призму стекла.



На территории, где сегодня находится музей «Разночинный Петербург», в 1730-1760-е годы располагались первые в Петербурге «стеклянные заводы», заложившие основу производства стекла в нашей стране. Известно о них совсем не много: располагались у Семеновского моста, в районе современных Большого и Малого Казачьих переулков; изготовляли на них «всякую хрустальную посуду, зеркала, бутылки и прочее»; часть продукции выполнялась по заказам царского двора, другая - поступала в продажу; торговали стеклом в лавке на Невском проспекте, а также непосредственно при заводе. Владельцем сначала был англичанин В. Эльмзель, после его смерти за долги заводы были переданы в казну; в связи с явной, как бы сейчас сказали, неэкологичностью производство было довольно скоро переведено к  Калинкину мосту, а затем в село Назия.

 

 

Удивительно, но важность стекольного производства для России поначалу была очевидна далеко не всем: этот тезис приходилось отстаивать, доказывать, пропагандировать. Знаменитый ученый Михаил Васильевич Ломоносов непосредственным образом был причастен к начальному этапу производства стекла в России. А его стихотворное «Письмо о пользе стекла» подробно описывало те широкие возможности, ту реализацию, которую найдет этот материал в бытовой сфере: окна, зеркала, оптика, украшения, посуда.

 

 

 
      Неправо о вещах те думают, Шувалов,
Которые Стекло чтут ниже Минералов,
Приманчивым лучем блистающих в глаза:
Не меньше польза в нем, не меньше в нем краса
Нередко я для той с Парнасских гор спускаюсь;
И ныне от нее на верьх их возвращаюсь,
Пою перед тобой в восторге похвалу
Не камням дорогим, ни злату, но Стеклу.
И как я оное хваля воспоминаю,
Не ломкость лживого я счастья представляю.
Не должно тленности примером тое быть,
Чего и сильный огнь не может разрушить,
Других вещей земных конечный разделитель:
Стекло им рождено; огонь его родитель.
     

Михаил Ломоносов.
Письмо о пользе стекла.
1752 год. Отрывок.

 

Так и случилось: производившиеся на различных стекольных заводах зеркала и посуда постепенно входили в обиход не только состоятельных людей, но и небогатых петербуржцев. Музей «Разночинный Петербург» рассказывает о жизни этой категории населения в городском районе, известном в народе под названием «Семенцы». 



Выставка «Похвала стеклу, или осколки времени», которая прошла в музее в октябре - декабре 2018 года, тематически продолжила основную музейную экспозицию. 
На выставке были представлены не только стеклянные вещи, предметы со стеклом, но и украшения из стекляруса, бисера, предметы с эмалевым покрытием конца XIX - начала ХХ вв.

 

 

Многие изделия из стекла и сегодня окружают нас в быту: посуда, бутылки, различные стеклянные ёмкости, парфюмерные флаконы.

 

 

Некоторые парфюмерные марки, основанные в конце XIX-начале ХХ века, популярны до сих пор – "Коти", "Пивер", "Любэн" ("Coty", "L.T. Piver", "Lubin").

 

 

Впрочем, среди мужчин-разночинцев большим спросом пользовался недорогой парфюмерный бренд «Брокар», выпустивший первый массовый одеколон в России – «Цветочный». Его продажи превышали миллион единиц в год! Уже тогда отечественные парфюмеры (А.М. Остроумов, А. Сиу, А.А. Ралле, Г.А. Брокар) предлагали за небольшие деньги маленькие пробники, распространяя их не только в фирменных магазинах, но и в парикмахерских.

 

 

А вот в барометре и чернильнице больше необходимости нет. Эти предметы остались в прошлом, однако без них невозможно представить жизнь разночинцев в эпоху, когда еще не существовало понятия «прогноз погоды», а ручка (вставочка) могла быть только «с пером».

 


 

Ежегодный выезд на дачу был традиционным событием для небогатых, особенно семейных, петербуржцев. Невыносимая жара, городская пыль, шум строек, пропаганда гигиенистов и даже экономическая выгода заставляли горожан переезжать на лето за город. Жизнь на природе, безусловно, радостна, но не лишена неприятных моментов, среди которых мошкара, комары и мухи.

Для того, чтобы поймать муху, существовал интересный стеклянный предмет: мухоловка. Сегодня мухоловка кажется загадочной. Чтобы понять принцип его действия, стоит обратиться к книге Елены Молоховец «Подарок молодым хозяйкам»: «Под низ мухоловки кладется кусочек черного хлеба, посыпанный сахаром. В середину сосуда наливается мыльная или чайная вода. Мухи подкрадываются к сахару, летят затем вверх и попадают в налитую жидкость, из которой не могут уже вылететь».

 

 

Впрочем, говоря о жизни небогатых петербуржцев, невозможно обойти такой ее аспект, как проживание в доходных домах. 98 % петербуржцев снимали жилье, регулярно переезжая с квартиры на квартиру. Поэтому неудивительно, что центральными экспонатами выставки и настоящим ее украшением стали витражи.

 

 

Витражи были приняты в коллекцию музея «Разночинный Петербург» в 2012 году. В музей они поступили с многочисленными потерями, поэтому в 2012 году была проведена работа по реставрации витражей - ее осуществил сотрудник Кафедры керамики и стекла СПб ГХПА имени А. Л. Штиглица Сергей Иванович Даренков.

Стилистически витражи выполнены в модном в начале XX века "новом стиле" или стиле модерн и представляют собой образец одного из самых распространенных типов петербургского витража рубежа веков – наборной мозаики с растительным узором. Витражи изготовлены из цветного фактурного стекла, опалового стекла и "рюмочной" плитки. Техника сборки отсылает нас к произведениям крупнейшего стекольного предприятия начала XX века "М. Франк и Ко" - лидера в своей отрасли в Северо-Западном регионе, однако точное авторство на данный момент установить не удалось. К сожалению проблема атрибутирования свойственна для подавляющего большинства петербургских витражей той эпохи.

В дореволюционной России, как и сегодня, было довольно много праздничных и нерабочих дней. Особенно был любим светлый праздник Пасхи. На Пасху было принято дарить подарки, причем не только членам семьи, но и прислуге. Пасхальные яйца были очень распространенным подарком: они могли быть не только фарфоровые, но и хрустальные, и стеклянные, большие и очень маленькие, дорогие и дешевые. Сергей Горный вспоминал, как ребенком завидовал кухарке, получившей в подарок отрез ткани на платье и стеклянное яйцо. 

 

 

Впрочем, по-настоящему и иногда совершенно безнадежно дети мечтали о довольно дорогих подарках: микроскопе, бинокле, фотоаппарате, стереоскопе, и конечно же, волшебном фонаре. И если с первыми тремя все понятно, то «стереоскоп» и «волшебный фонарь» требуют объяснения.

Стереоскоп давал объемное (3d, как мы сегодня говорим) изображение, благодаря тому что два снимка одного и того же места или предмета были сделаны с одного ракурса, но с чуть разных точек. В сам стереоскоп вставлялись стереопары, стоившие недорого и продававшиеся почти повсеместно. Волшебный фонарь – прообраз проекционного аппарата, только без использования электричества. Источником света была свеча или маленькая керосиновая лампа. Дмитрий Лихачев так вспоминал о первых впечатлениях детства: «Я с братом смотрю волшебный фонарь. Зрелище, от которого замирает душа. Какие яркие цвета!»

 

 

Саша Бенуа, мальчик «из хорошей семьи», имел в своем распоряжении все эти оптические игрушки, а также калейдоскоп. «Калейдоскоп был в те времена предметом самым обыденным», – вспоминал он.  «В любой табачной лавке, торговавшей, наряду с сигаретами и папиросами, и дешевыми игрушками, можно было за несколько копеек приобрести эту картонную трубочку, которая на одном конце имела дырку, а на другом матовое стекло».  В коллекции музея «Разночинный Петербург»  пока нет подобного предмета.

Специально для выставки была создана интерактивная инсталляция, напоминающая игру цветных стекол в калейдоскопе. Ведь именно он символизирует разнообразие и причудливость, простоту и красоту не только стекла, но и жизни. Ведь обычные цветные стеклышки могут быть для кого-то самым дорогим сокровищем, как в книге Д. Бродской «Марийкино детство».

 

 

Фото: Марина Овсянникова.

Вверх